Создать аккаунт
Главные новости » Политика » Как заставить США принять условия России для глобальных переговоров
Политика

Как заставить США принять условия России для глобальных переговоров

6



Фото из открытых источников
Демагогией назвал президент Владимир Путин заявления Соединенных Штатов о якобы готовности к переговорам с Россией по поводу системы мировой безопасности. Как выражается последний пример американского цинизма по этому поводу, каковы интересы России в такого рода переговорах и когда США будут вынуждены учесть российскую точку зрения?
 
Одним из наиболее значимых внешнеполитических фрагментов послания президента Федеральному собранию стали слова о том, как Россия видит возможность переговоров с Соединенными Штатами. Особенно в той части, которая касается едва ли не самой серьезной сферы мировой безопасности – ядерного оружия.
 
«Россия готова к диалогу с Соединенными Штатами Америки по вопросам стратегической стабильности. Но... в данном случае мы имеем дело с государством, чьи правящие круги предпринимают против нас открытые враждебные действия. Ну и что? Они на полном серьезе собираются обсуждать с нами вопросы стратегической стабильности, одновременно пытаясь нанести России, как они сами говорят, стратегическое поражение на поле боя?.. – сказал Владимир Путин. – … У нас есть все основания полагать, что слова сегодняшних американских властей о якобы заинтересованности в переговорах с нами по вопросам стратегической стабильности – это демагогия. В преддверии президентских выборов в США они просто хотят показать..., что по-прежнему правят миром. Мол, по тем вопросам, где Америке выгодно договариваться, будем вести с русскими разговор, а где им не выгодно – там и обсуждать нечего».
 
Дело в том, что США действительно последние месяцы пытаются выйти на переговоры с Москвой о сокращении ядерного оружия. В частности, в июне 2023 года советник президента США по национальной безопасности Джейк Салливан заявлял, что Вашингтон готов «сейчас начать взаимодействовать с Россией по решению проблем ядерных рисков и разработать соглашение по контролю за вооружениями на период после 2026 года». То же самое Госдеп фактически повторил и 23 февраля 2024 года. США интересует продление действующего до 2023 года Договора СНВ-3, который ограничивает количество ядерного оружия в распоряжении Москвы и Вашингтона, как и его носителей.
 
Однако одновременно с этим США постоянно повторяют мантру о стремлении нанести России «стратегическое поражение». Об этом заявляла, в частности, замглавы Госдепа Виктория Нуланд.
 
Иначе говоря, США призывают Россию к переговорам по важным для них вопросам, касающимся стратегической стабильности всего мира (прежде всего по поводу ядерного оружия). Но в то же время самим фактом безоговорочной поддержки Украины эту стратегическую стабильность разрушают.
 
«В случае с США мы видим отнюдь не благие намерения, а попытку решить свои внутриполитические вопросы на фоне крайне агрессивных и враждебных в отношении нашей страны действий», – поясняет газете ВЗГЛЯД политолог Антон Хащенко. В таких обстоятельствах диалог с США на американских условиях – вот об этом говорим, а это оставляем за скобками – был бы со стороны Москвы бессмысленной и не основанной на взаимности уступкой, полагают эксперты. Ухудшением российских переговорных позиций.
 
«Бывали периоды, когда Россия шла на такие уступки, но ни к чему хорошему это не приводило», – поясняет газете ВЗГЛЯД политолог-международник, эксперт РСМД Елена Супонина.
 
Но это не единственная причина того, почему Россия требует комплексного подхода. «Многие темы тесно увязаны – и, чего скрывать, некоторые из них могут служить рычагом давления при решении других вопросов. Так всегда происходит во время любых переговоров, – уточняет Елена Супонина. – Американцы же хотели бы раздробить эти переговоры на разные составляющие. Для них это выгоднее. Тема ядерной безопасности им близка, а многие остальные вопросы они затрагивать сейчас не хотят».
 
Но интересы России – и всего остального мира – требуют комплексного обсуждения всей системы мировой безопасности. Без каких-либо исключений и частностей. «Наша позиция понятна: если хотите обсуждать ответственные, важные для всей планеты вопросы безопасности и стабильности, то необходимо делать это только в едином комплексе, естественно, включая все те аспекты, которые затрагивают наши национальные интересы и прямо влияют на безопасность России», – сказал об этом Владимир Путин.
 
Система мировой стабильности в целом подвергается испытаниям каждый день в любом уголке планеты. Давно назрела необходимость масштабных переговоров, направленных на урегулирование не только российско-американского конфликта на территории Украины, но и на выстраивание новых принципов российско-американского сосуществования как такового. А может быть, даже и шире.
 
«Мы будем разграничивать свои сферы влияния с США, пытаться создать новую базу для исключения рисков глобальной войны, – поясняет газете ВЗГЛЯД глава Евразийского аналитического клуба Никита Мендкович. – Выборочные переговоры стали бессмысленными в нынешних условиях – когда США стали создавать экзистенциальную угрозу для России, поддерживая украинскую агрессию. Речь идет о территориальной целостности и самом существовании нашей страны. Поэтому очевидно, что переговоры о ядерном сдерживании теряют смысл до тех пор, пока с повестки дня не будет снята прямая угроза. Пока агрессия украинских националистов не перестанет поддерживаться США и не будет ликвидирована».
 
Владимир Путин указал еще на один совсем свежий пример того, как Соединенные Штаты цинично и лицемерно манипулируют политической повесткой с тем, чтобы извратить реальную суть возможных переговоров.
 
«Можно привести наглядный пример такого лицемерия. В последнее время все чаще звучат голословные обвинения… в адрес России, что мы якобы собираемся разместить ядерное оружие в космосе, – напомнил президент. – Подобные вбросы… – это уловка только для того, чтобы втянуть нас в переговоры на своих условиях, которые выгодны исключительно Соединенным Штатам. При этом они блокируют наше предложение, которое лежит у них на столе уже более 15 лет. Имею в виду проект договора о предотвращении размещения оружия в космосе, который мы подготовили еще в 2008 году. Реакции-то никакой нет. О чем они говорят, вообще непонятно».
 
Таким образом, Россия, как ответственный участник международного сообщества, готова к обсуждению любых вопросов глобальной безопасности – на честных условиях. Однако как именно могут выглядеть такие переговоры? Когда и при каких условиях США окажутся к ним готовы? Можно ли верить в искренность намерений Вашингтона как по поводу стратегической стабильности, так и по поводу самого предмета переговоров? Могут ли эти переговоры напоминать, например, новую форму Ялтинских соглашений 1945 года?
 
«Нам нужна система институциональных сдержек и противовесов. Слабость любой «новой Ялты» в том, что эта конструкция не является устойчивой. Как только происходит малейший сдвиг в балансе сил, ничем и никем не ограниченный «усиленный» начинает отхватывать у «ослабленного» кусок за куском, а мир трещит по швам. Кроме того, в договоренностях такого рода изначально заложены строительство военно-политических блоков, идеологическая система «свой-чужой» и бесконечная конфронтация», – поясняет Антон Хащенко. Вместо этого, по мнению эксперта, нужно искать более системное и справедливое для России и остального мира решение.
 
Ключевой момент – именно для всего мира. «Состав участников переговоров должен определяться тем спектром задач, которые они решают. Например, всё, что касается ядерных вооружений, должно включать в процесс диалога и принятия обязательств как минимум всех глобальных игроков, им обладающих», – говорит Антон Хащенко.
 
Сейчас же проблемой станут переговоры о стратегической стабильности с западными обладателями ядерного оружия. «США – не единственная ядерная держава, входящая в НАТО. А значит, любые договоры об ограничении ядерного оружия и об установлении мер контроля должны распространяться на все ядерные державы блока. Без этого они теряют смысл. Собственно, поэтому кризис старой модели ядерного регулирования и наступил еще до начала СВО», – говорит Никита Мендкович.
 
Подобный формат в данный момент выглядит возможным только и исключительно по итогам украинского конфликта – в рамках выстраивания той самой системы институциональных сдержек и противовесов. Однако при соблюдении ряда условий. Первое из них, разумеется, российская военная победа по итогам спецоперации. Нанесение критического урона киевскому режиму. И после этого – закрепление нового расклада сил на земле через переговорный формат с США. Для чего американцы должны не только признать, но и принять нашу победу, а также необходимость новых полноценных переговоров с Москвой.
 
В США среди ряда американских экспертов и политологов уже созревает осознание необходимости подобного диалога. «Самые умные и рациональные из них к этому пониманию уже подошли, причем речь не только о покойном Генри Киссинджере, но и о многих ныне здравствующих американских политологов, которые периодически заговаривают о такой необходимости», – говорит Елена Супонина.
 
Однако непосредственно в администрации США этого понимания пока нет. И главным стимулом для созревания такого понимания в Белом доме как раз будет, по словам эксперта, дальнейшее продвижение российской армии на фронтах. «Разговаривают всегда с сильным, а свои сильные позиции надо будет доказывать», – продолжает Елена Супонина.
 
«Не думаю, что Запад сегодня готов к комплексным переговорам, поскольку это бы означало потерю лица для действующих руководителей блока НАТО. Слишком много сказано и сделано, чтобы просто так согласиться на уступки и обязательства», – подтверждает и Антон Хащенко. А значит, нужно не только продвижение и понимание, но и время – смена элит по итогам избирательных циклов. Осознание новой реальности рано или поздно произойдет если не у текущего, то у нового поколения американских политиков. «Мир – это общежитие, и разговаривать, убеждать все равно придется. Поскольку альтернатива – взаимное уничтожение», – резюмирует Антон Хащенко.
 


0 комментариев
Обсудим?
Смотрите также:
Продолжая просматривать сайт echonedeli.ru вы принимаете политику конфидициальности.
ОК