Городская информационно-аналитическая газета. 16+. ДЛЯ ЧИТАТЕЛЕЙ СТАРШЕ 16-ТИ ЛЕТ
26.07.2017

Постоялец железногорского Дома-интерната: «Не оставляйте здесь родных!»

С таким призывом обращается к железногорцам Евгений Папсулис, постоялец Дома-интерната ветеранов труда. С июля прошлого года, по словам Евгения Яковлевича, в прошлом - внештатного автора «Эхо недели», - он «насмотрелся многого».

Звонок через три года
Евгений Яковлевич Папсулис долгое время был внештатным автором «Эхо недели». Газета не раз писала о том, как он, переехав в деревню Бычки Дмитриевского района, активно занялся вопросом установки на местном кладбище памятника на могиле работницы местного медсанбата Марфы Роговой. Женщина погибла в этих краях 26 августа 1943 года от взрыва бомбы - когда Бычки уже освободили от фашистов. На ее могиле установили столбик с биркой. Евгений Папсулис ходил в военкомат, выслушивал отговорки типа «Вы же ей не родня...». Стоял с протянутой рукой - собирал пожертвования на памятник. И добился своего! 23 августа 2013-го памятник открыли - под залпы торжественного салюта солдат дмитриевской воинской части, под звуки гимна страны и патриотических песен жители деревни положили на могилу Марфы Роговой цветы. А Евгений Папсулис встал перед памятником на колени...

Спустя три с лишним года после тех событий Евгений Яковлевич позвонил в редакцию и рассказал, что находится в Железногорском доме-интернате инвалидов и ветеранов труда - после того, как 22 июня прошлого года его разбил правосторонний инсульт. Евгений Яковлевич попросил приехать - поговорить о том, что, по его словам, накипело.
И мы приехали. В небольшой комнате на третьем этаже Евгений Яковлевич протянул для рукопожатия левую руку: правая рука и правая нога до сих пор не работают. Позже, когда одна из сотрудниц после настоятельных просьб ушла, он рассказал, что делал самомассаж и упражнения, которые посоветовал брат. «Ногу вот с помощью стула пытаюсь восстановить». По его словам, медработники учреждения восстановлением его здоровья после инсульта не занимались...

Четвертая «камера»
«Это уже моя четвертая комната здесь. Я их называю «камерами», - рассказал Евгений Папсулис. Мы осматриваемся: в комнате живут трое неходячих мужчин-инвалидов. В помещении запах, мягко говоря, неприятный.
«В Дом-интернат я попал очень интересно. После дмитриевской больницы меня с инсультом перевезли в железногорскую. Старший брат забрал меня к себе, потом стали приходить какие-то женщины и рассказывать о некоем «реабилитационном центре». Кто эти женщины - не знаю до сих пор. Я им намекал: «Я - Папсулис, а вы кто?» Даже визитки не оставили. Словом, с июля прошлого года я здесь, в ноябре отметил 70-летие. Меня тут уговаривали прописаться. А я отвечаю: зачем здесь, я в Бычках прописан. Но уговорили (я считаю это психологическим давлением) прописаться тут временно. Договор дали - подпиши. По нему мое проживание в месяц обходится в 37 тысяч 482 рубля. Две трети пенсии, тысяч десять, по договору у меня «выдирают». Откуда эти 37 тысяч взялись - не знаю. В договоре перечень оказываемых услуг не указан, сколько каждая стоит - не указано. Мне кажется, в этих финансах основная «змея» зарыта. Я нутром чувствую, что тут многие финансово замешаны. Думаю, что на мои десять тысяч услуг мне не оказывается. Кормят, моют раз в неделю, перестилают постель раз в неделю. Вы говорите - попросить почаще? Как говорится, попал сюда - свои правила не устанавливай...

Я сейчас не знаю, сколько у меня пенсия. Я, когда в Бычках жил, знал, что у меня пенсия 12630 рублей. Какая сейчас - не знаю. А мне ведь после инсульта первую группу инвалидности дали. Приносят мне когда 4400, когда три тысячи - на руки. Отчего по-разному - не объясняют. Вот квитанции на дополнительные услуги приносили, на семь тысяч. А какие они, дополнительные услуги?»

«Конечно, жить здесь можно. Кормежка нормальная - я за себя говорю. Как другим - не знаю. Но с домашней,едой, конечно же, не сравнить. Если брать персонал, из десяти человек четверо - вот такие (поднимает большой палец руки - авт.), шесть человек - «халяй-валяй». Не хочу кляузничать, но такая ситуация зависит только от руководства».

«Нас бросили...»
«Я обижен на государство, - говорит Евгений Яковлевич. - Когда надо было целину поднимать - государство сказало: Папсулис, езжай на целину. И Папсулис поехал! Надо было в армии служить - Папсулис десять лет отслужил, защищал. Надо было газопровод вести - вел! А теперь, когда МНЕ надо - помоги, государство! Я же не прошу ничего особенного! У нас есть здесь спортзал. Ну да, я заглянул. Это спортзал для здорового мужика, все там для здорового приспособлено. Но не для инвалидов. Что я жил в общежитии, когда работал сантехником, что вот эта комната - точно такая же. Размер, планировка. Все это - для здоровых, а поместили сюда инвалидов.

Хоть бы один человек зашел и сказал: «Папсулис, ты будешь ходить? Делай вот это и вот это!» Так нет, не заходят.... Нас бросили. Ты сдохни завтра, ты - послезавтра, а ты - еще через день...».

«Говорят: кто ты такой?»
Евгений Яковлевич рассказал, что для лежачих постояльцев проблема - вызвать медперсонал. «Неделю назад лежал сосед, ему стало плохо. Как вызвать персонал, не знаем - хоть бы кнопка была! Я позвонил «03», у меня высветилось: «заблокировано». Набираю «112»: вызовите скорую. В итоге приходит местный медперсонал: мол, кто ты такой, чтобы звонить в службу 112? Отвечаю: гражданин России. Вот вам, пожалуйста, порядки тут... Я пришел тут к выводу: мы, как люди, тут не нужны. Мы нужны, как единицы, с которых можно брать часть пенсии».

О родственниках
«Родственники здесь появляются только когда нам приносят пенсию. Ее треть. Ко многим родственники приходят, забирают эту треть - и больше их нет до следующей пенсии. Правда, конфеты приносят, сигареты покупают - не отрицаю.
Надо побыть в этой шкуре, чтобы все понять. Вот пришла недавно одна мадам из персонала, соседу-инсультнику сказала: мол, тот-то уже ходит, а чего ты лежишь? Знаете, как это бьет по мозгам?! Он услышал не поддержку, а упрек! И вот большинство приходящих родственников тоже так относятся. Когда каждый день это видишь (начинает плакать, потом вытирает слезы - авт.) - становится страшно... Поэтому я всех прошу: не отправляйте сюда своих родных! Не избавляйтесь от них таким образом!»

«Православным быть просто...»
«Зато за это время я стал здесь полностью православным, - продолжает рассказ Евгений Папсулис, и на лице у него появляется улыбка. - Православный - это не тот, кто ходит в церковь, и не тот, кто русский. Я здесь в 70 лет окрестился, крест начал носить, Евангелие прочитал. Все же не зря пролежал здесь столько месяцев. Православным быть очень просто и очень сложно. Просто - потому что все зависит только от тебя. А сложность - попробуй, соблюдай заповеди. Вот завтра у нас пятница - постный день, попробуй, пособлюдай...

«Я его не брошу»
«Мы с Женькой (показывает на соседа в инвалидной коляске, который не разговаривает - авт.) месяца четыре вместе. Женя единственное, что мне сказал - что он из Баку. Персонал рассказал: ногу ему отрезали уже здесь. Я его не брошу. Я его понимаю. Как-то сидим, а у него колесница сломалась на коляске. И у него на лице такая безнадёга... К нам церковные (волонтеры - авт.) приходят, бреют нас. Люди от души приходят, возят нас на колясках на службу в наш приход. У Женьки родственников нету. Внушаю ему: учись разговаривать, ведь тебя никто не научит...
Знаете, я сижу здесь - что пять дней, что пять месяцев... И что - вот так лежать, подушку давить? С ума сойти можно! Надо будет как-то прорваться в библиотеку, тут есть...».

«Всё равно уйду...»
«Если бы я отсюда смог выбраться, был бы дома, то начал бы огород засаживать. Да-да, с этой рукой, с такой ногой! Земля лечит... На четвереньках полз бы до огорода! Но мне, я чувствую, уйти не разрешат. При том, что я - свободный человек. Заявление написать не могу, подписать его не могу. Но я все равно отсюда уйду. Через год, через пять, через пятнадцать...».

От редакции:
«Эхо недели» готова предоставить слово всем причастным к заботе о постояльцах Дома-интерната. В первую очередь, его руководству, работникам. Мы очень надеемся, что на таких «тяжелых» (по состоянию здоровья) постояльцев обратят внимание медики (ведь реабилитационное отделение для перенесших инсульты открыли в горбольнице №2 для всех, спецметодики восстановления разрабатывали для всех!). Может быть, найдутся добрые душой массажисты, волонтеры, готовые помочь Евгению Папсулису и его товарищам по несчастью... Мир ведь не без добрых людей...

Лариса Хованская, начальник железногорского межрайонного управления Пенсионного фонда, на обращение "Эхо недели" сообщила, что Евгению Яколвевичу будет предоставлена необходимая информация о назначенных ему выплатах.

«Эхо недели» будет следить за ситуацией.

Сергей Прокопенко, "Эхо недели".

«Если бы я отсюда смог

«Если бы я отсюда смог выбраться, был бы дома" сказал Папсулис в интервью Прокопенко, вопрос - а кто его не пускает? Приехал родной брат Папсулиса,написали заявление,что забирают его на месяц домой и..... вернули назад через три дня,и сидит Евгений Яковлевич обиженный и молчаливый,а Прокопенко эта тема уже не интересна или некогда ему - видно в поисках новой сенсации

Вход для пользователей

Новый номер уже в продаже!

Реклама

Карта Железногорска

Погода в Железногорске

Яндекс.Погода